Эксперты: необходимо законодательно закрепить статус смарт-контрактов

Ануш Согомонян



Эксперты: необходимо законодательно закрепить статус смарт-контрактов




mrmohock / Shutterstock.com

Правовой статус смарт-контрактов обсуждается юристами практически на каждой конференции, посвященной цифровой экономике. Однако вопрос о том, что должна из себя представлять такая форма закрепления договорных отношений, как она будет работать на практике и каковы перспективы его применения остается до сих пор отрытым. Очередное обсуждение правовых проблем цифровых технологий состоялось на этой неделе в рамках научно-практической конференции Банка России "Правовое регулирование финансового рынка: традиции и новации".

Первый заместитель Председателя Банка России Сергей Швецов напомнил участникам мероприятия о том, что Президент РФ Владимир Путин поручил правительству законодательно определить статус цифровых технологий, применяемых в финансовой сфере, в том числе такого понятия, как "смарт-контракт". По словам представителя Банка России, завершить работу по внесению соответствующих изменений в действующее законодательство планируется в первом полугодии 2018 года.

Как рассказали участвующие в обсуждении эксперты, смарт-контракт, также известный как "умный договор", – это договор, заключение которого подтверждается цифровой подписью. После этого он преобразуется в электронный алгоритм и используется для создания так называемого токена [специального "электронного жетона". – ГАРАНТ.РУ] смарт-контракта. Таким образом, контракт формируется в виде программного кода, который может быть написан с применением технологии блокчейн, и представляет собой перечень компьютерных операций, при совершении которых выполняются условия сделки. За счет такой технологии смарт-контракт хранится в распределенном реестре и ни одна из сторон не способна его заменить или переделать. При этом смарт-контракт способен автоматически выполнять определенные юридически значимые действия. К примеру, если условиями контракта предусмотрен ежемесячный платеж, а он не приходит на определенный счет, смарт-контракт самостоятельно выполняет необходимые действия. Например, расторгает контракт.

Нужна электронная подпись?
Удостоверяющий центр ГАРАНТ
поможет подобрать и приобрести сертификат электронной подписи и для юридического, и для физического лица.Подробнее

"Это одна из технологий, которая позволяет привычный для юристов документ превратить в программу для информационной системы, которая будет отслеживать соблюдение сторонами определенных в контракте условий, – отметил начальник управления цифровой трансформации Департамента информационных технологий Банк ВТБ (ПАО) Алексей Чубарь. – Это документ, который не предполагается в принципе в бумажном виде, его не надо распечатывать, он создается в электронном виде и используется только в этой форме. И юридический статус этого документа нуждается в правовом регулировании". Однако, по мнению эксперта, в этом вопросе возникнут определенные трудности. "Специалисты пытаются привычными терминами описать объект, который находится в "ином измерении" с точки зрения восприятия и взаимодействия с окружающей средой. Нам необходимо не только объяснить значимость смарт-контрактов через терминологию, но и выделить для себя ряд задач, где применение этой технологии оправданно", – считает Чубарь.

С необходимостью законодательно закрепить статус смарт-контрактов согласен также юрисконсульт компании IBM Россия, доцент факультета права НИУ ВШЭ Александр Савельев. По его мнению, это в первую очередь необходимо сделать в связи с тем, что устоявшегося или законодательно оформленного понятия "смарт-контрактов" на данный момент нет. "Технические специалисты и юристы понимают абсолютно разные вещи под смарт-контрактом", – считает эксперт. Однако, он отмечает, что пока нет серьезных правовых проблем с применением смарт-контрактов, но они могут возникнуть в будущем. "Проблемы возникнут тогда, когда в целях автоматизации обязательственных отношений разработчики смарт-контрактов попытаются изменить классическую концепцию договорного права. Например, многие факторы, такие как изменения обстоятельств, пороки воли при заключении договора не учитываются в смарт-контрактах. Это, с одной стороны, преимущество этих конструкций, так как именно определенность, на мой взгляд, является важнейшей ценностью обязательственных отношений. Однако если же смарт-контракты станут универсальной категорией и будут регулировать потребительские отношения, то возникнет множество вопросов", – отметил Савельев.

Вместе с тем уже сейчас, по его мнению, необходимо на законодательном уровне решить ряд проблем. Одна из них – это тесная взаимосвязь понятия "смарт-контракт" и "криптовалюта". "Пока мы не определимся с понятием "криптовалюта", полноценного развития смарт-контрактов не будет, потому что благодаря криптовалюте в ряде систем обеспечивается функционирование "умных договоров", – считает он. Вторая проблема, которую, по мнению эксперта, необходимо решить – это распределение ответственности за программные ошибки. В частности, кто должен отвечать за сбои в системе: участники контракта, разработчик, оператор блокчейн-системы, правообладатель этого кода? На данный момент ответа на этот вопрос нет. Третья проблема – это юрисдикционный вопрос. "Определить, каким правом регулируется контракт, какой суд компетентен рассматривать спор – это крайне сложно. Необходимы будут новые юрисдикицонные критерии", – считает эксперт.

По словам руководителя образованной в Госдуме рабочей группы по вопросам криптовалют Элины Сидоренко, в парламенте разрабатывается сразу несколько вариантов законопроекта о регулировании рынка криптовалют. "С принятием закона не стоит торопиться, так как необходимо изучить все риски этих отношений, чтобы определить с юридической точки зрения, что такое токен и смарт-контракт", – отметила Сидоренко.