«Нет мотивации микробизнесу расти»

«Нет мотивации микробизнесу расти»


Сегодня в Москве состоится юбилейный форум «Опоры России» «15 лет вместе!» с участием представителей бизнеса и власти. Накануне президент «Опоры России» Александр Калинин рассказал “Ъ”, почему государственная поддержка предпринимателей недостаточно эффективна и какими мерами они хотели бы дополнить Стратегию развития малого и среднего бизнеса до 2030 года.— Что главное в повестке, которую «Опора России» представит на форуме?— Мы фиксируем, что в стране, в том числе усилиями «Опоры», создана комфортная среда для микробизнеса — это бизнес с годовой выручкой до 120 млн руб. с численностью до 15 человек. У нас 96% из 5,7 млн субъектов МСП — это микробизнес. Если к ним добавить более 10 млн самозанятых, в основном работающих в тени, то микропредприятий достаточно много. Сейчас мы видим одну из главных проблем в том, что нет никакой комплексной мотивации микробизнесу расти. Как только он становится малым или средним — резко увеличиваются риски, вплоть до того, что бизнес хотят просто отнять, и заметно возрастает нагрузка, в том числе налоговая и административная.В стране не создана единая система по выращиванию из микробизнеса малого, из малого — среднего, нет мостика, чтобы микробизнес выпрыгнул из этого микромирка и стал уверенно и безопасно расти. Мы хотим обсудить и задать вопросы министрам и другим чиновникам, отвечающим за развитие МСП: как они видят решение этой проблемы, какие у предпринимателей должны быть «морковки» для роста? Акселерацию, кстати, поддерживает Минэкономики. Мы хотим, чтобы результаты нашего обсуждения на форуме в итоге вошли как отдельный большой блок в утвержденную летом прошлого года Стратегию развития малого и среднего бизнеса до 2030 года.— Институты развития — Корпорация МСП, Российский экспортный центр и другие — будут в этом задействованы?— Безусловно. Их создано много, но эффективность и координация в решении этой задачи требуют доработки. Нам придется сформировать новые продукты и услуги для растущего бизнеса.— Что предлагает «Опора»?— Мы хотим стимулировать предпринимателей укрупнять и масштабировать свое дело. Микробизнес сейчас в основном «сидит» на спецрежимах, поскольку в общей системе налогообложения налоговая нагрузка существенно выше. В ней работают лишь 15% предприятий МСП — поставщики госкомпаний или крупных заказчиков. Мы предлагаем рассмотреть разные мотивационные подходы — например, механизмы налоговых вычетов, меньшие ставки по НДС.Еще одно наше предложение — поставить ограничитель на неналоговые платежи и на растущие день ото дня административные барьеры, они вызывают издержки бизнеса на соблюдение норм и правил. Каждый месяц выходит нормативно-правовой акт, который увеличивает нагрузку,— какой-нибудь новый сбор, регламент или проверка, ставка штрафа. К примеру, в КоАП за последние шесть лет было внесено более 400 изменений. Еще несколько лет назад средний штраф для юрлиц был 40 тыс. руб., сейчас, как правило, 130 тыс. руб. и более, а после введения кратности по многим составам может составить и несколько миллионов рублей. Все это еще больше загоняет бизнес в тень.— Есть ли у предпринимателей стимул выходить из тени?— При снижении доходности ведения бизнеса в период экономического спада теневой сектор, как правило, растет. И стимулов для выхода из тени не так уж много. И на это тоже нужно найти ответ.— Поддержка государством МСП в целом эффективна?— Зачастую она непоследовательна. Например, программа поддержки МСП Минэкономики, которую мы активно помогали создавать, фактически находится в стадии консервирования. Ее стоимость уменьшилась в разы — с 23 млрд руб. до 5 млрд руб. Правильно ли это? Думаю, нет. Мы считаем, что не нужно ее настолько «усушивать» — она нужна регионам, которые практически лишились софинансирования, поддержки малого бизнеса.Но есть и положительные примеры. К примеру, деятельность Корпорации МСП, которая сконцентрирована на трех аспектах — закупки госкорпораций, гарантийная финансовая поддержка, а также информационно-маркетинговая поддержка. Корпорация МСП мониторит закупки 400 госкомпаний, которые закупают у малого бизнеса продукции на 2 трлн руб. в год. В последующие годы объем таких закупок может вырасти до 3 трлн. руб. в год — в 2018 году с 10% до 15% вырастет квота закупок, которую компании с госучастием отдают МСП. У производственников с созданием корпорации появилась отличная возможность для сбыта.Что касается финансовой поддержки, то мы понимаем, что лимит «Программы 6,5», по которой малый бизнес может взять кредит под 10,6% годовых, а средний — 9,6%, составляет 175 млрд руб. На фоне общего объема рынка кредитования МСП в 4 трлн руб. это немного. У программы жесткие условия, в том числе по залогам и видам деятельности. Часто бывает, что бизнесу необходимо дополнительное страхование, что увеличивает ставку еще до 1%. Но фокус в том, что этой программой мы «взломали рынок» — все ключевые банки серьезным образом снизили ставки по кредитам. Но все же мы понимаем, что денег на доступные кредиты мало. Лимит, выделенный Корпорации МСП, предприниматели выберут к концу года. Мы предлагаем правительству увеличить лимит программы на следующий год еще на 100 млрд руб. Тогда бизнес увидел бы ставки по кредитам уже не 10,6%, а, скажем, 8,6%.Благодаря бизнес-навигатору мы переходим к качественно новому процессу принятия решений инвестирования. Предприниматели становятся более компетентными, более зрячими, используя данный ресурс.— Как изменились ваши взаимоотношения с органами власти за это время?— Они улучшились. Любой кризис заставляет власти и бизнес относиться друг к другу внимательнее. Нас стали больше допускать на площадки, где принимаются решения. Кроме того, работает механизм оценки регулирующего воздействия — ОРВ. Конечно, часто даже отрицательное заключение погоды не делает — и крайне нежелательные для бизнеса документы принимаются в обход ОРВ по спецпостановлениям или с формулировкой «для служебного пользования».Власть так устроена, что она априори склонна создавать барьеры, и эти барьеры накапливаются. Этому должен быть создан противовес. В 2000-е годы активно работала комиссия по административной реформе — много полезных вещей было сделано для бизнеса: тогда оценивали, сколько административные барьеры съедают прибыли у бизнеса. Считаем, что эту деятельность надо активно возобновить. В Европе, кстати, приняты специальные акты, которые запрещают вводить необоснованную нагрузку на малый бизнес. Все российские бизнес-объединения предлагали ввести обязательное требование one in — two out (упразднение двух старых ограничений при введении одного нового.— “Ъ”), но оно не реализовано.Еще бизнес жалуется, что количество уголовных дел по предпринимательским статьям растет. При этом власти говорят, что, мол, посмотрите, дела-то разваливаются. Но предприятие в этой ситуации, как правило, доводится до банкротства. Мы считаем, во-первых, что на решения о заключении бизнесменов под арест должна быть возвращена санкция прокурора. Время отказа прокурора на возбуждение уголовного дела должно быть продлено с одного дня до нескольких. В-третьих, необходимо, как было раньше, запретить публичные обвинения и высказывания следственных органов и органов дознания о виновности подозреваемого до решения суда.— Какие инициативы «Опора» планирует реализовать до конца года?— Важные законопроекты, инициированные нами, уже находятся в Госдуме. До конца года обязательно нужно принять законопроект о страховании остатков на счетах юрлиц—субъектов МСП, увеличении максимального размера микрозайма для бизнеса у микрофинансовых организаций с 3 млн руб. до 5 млн руб., компенсации стоимости приобретения онлайн-касс для индивидуальных предпринимателей путем налогового вычета и др.Мы понимаем, что использование онлайн-касс — это прогрессивная технология, но до конца года нужно внести поправки в закон о контрольно-кассовой технике. До 1 июля 2018 года микропредприятия, работающие на ЕНВД и патенте, по действующему закону должны поставить около 2,5 млн онлайн-касс и столько же накопителей. Кроме того, у 1,5 млн предпринимателей, кто установил онлайн-кассы в этом году, истечет их срок годности, ведь накопители пока рассчитаны на один год. То есть к июлю 2018 года понадобится около 4 млн накопителей. Мы предлагаем пролонгировать сроки обязательного введения онлайн-касс на 2019, 2020 год в зависимости от видов бизнеса, то есть «съесть слона по частям». Кроме того, нужно существенно расширить список из 20 видов бизнеса, которые вообще освобождены от применения кассовой техники. Зачем касса предпринимателю, который занимается выпасом скота, или таксистам, страховым агентам, фитнес-тренерам и др.?Мы за то, чтобы бизнес покупал новые технологии, но 1 января заканчивается льгота на движимое имущество. Нужно ее продлить либо вообще отменить налог на движимое имущество. Ведь это в первую очередь технологическое оборудование.Мы поддерживаем существенное повышение МРОТ. Но за полтора года нагрузка по страховым платежам на индивидуальных предпринимателей может вырасти в полтора раза. Минэкономики разделяет нашу озабоченность, но пока законодательных инициатив мы, к сожалению, не видим. Также не принят до сих пор закон о нестационарной и мобильной торговле, а отсутствие четких норм и правил приводит к расцвету теневого рынка по установке ларьков. Но власти, видимо, думают, что такой альтернативы отсутствию прозрачных правил, как теневая торговля, нет.Интервью взяла Дарья Николаева




Теги: на до что по руб.