Самого по себе факта признания работника виновным в совершении ДТП недостаточно для привлечения его к полной материальной ответственности

Самого по себе факта признания работника виновным в совершении ДТП недостаточно для привлечения его к полной материальной ответственности




BCFC / Shutterstock.com

Верховный Суд Российской Федерации отменил постановления судов нижестоящих инстанций, которыми с сотрудника органов внутренних дел была в полном размере взыскана сумма ущерба, причиненного нанимателю.

Обстоятельства дела складывались следующим образом. Сотрудник УМВД по г. Белгороду при исполнении своих служебных обязанностей стал виновником ДТП. В пользу пострадавшей в аварии стороны с нанимателя сотрудника была взыскана сумма ущерба. В свою очередь, УМВД обратилось в суд с целью взыскания указанных расходов с сотрудника. Суды первых двух инстанций удовлетворили требования истца в полном объеме.

Однако с этим не согласился ВС РФ. Согласно ст. 238 Трудового кодекса работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб, под которым, в частности, понимаются затраты работодателя на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лица. При этом по общему правилу работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка (ст. 241 ТК РФ), и лишь в случаях, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами, работник может нести материальную ответственность в полном размере причиненного ущерба. Одним из таких случаев является причинение ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом (п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ).

Как указано в п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. № 52, работник может быть привлечен к полной материальной ответственности на основании приведенной нормы, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания, поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен. Если работник был освобожден от административной ответственности за совершение административного правонарушения в связи с его малозначительностью, о чем по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении было вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, и работнику было объявлено устное замечание, на такого работника также может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба, так как при малозначительности административного правонарушения устанавливается факт его совершения, а также выявляются все признаки состава правонарушения и лицо освобождается лишь от административного наказания.

Таким образом, подчеркивает ВС РФ в рассматриваемом определении, на основании п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ в полном размере причиненного ущерба материальная ответственность может быть возложена на работника только в случае вынесения соответствующим уполномоченным органом в отношении работника одного из следующих документов:



постановления о назначении административного наказания;



постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с его малозначительностью.

Однако, хотя сотрудник внутренних дел и был признан виновником ДТП, сведений о том, что в отношении него выносилось одно из таких постановлений, в деле не имеется. В связи с этим ВС РФ не усмотрел оснований для привлечения сотрудника к полной материальной ответственности и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отметим, что не любое нарушение ПДД может рассматриваться в качестве административного правонарушения. Если причиной ДТП, в результате которого работодателю был причинен ущерб, послужило такое противоправное действие работника, которое при этом не является административным правонарушением, оснований для привлечения работника к полной материальной ответственности по п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ не имеется (например, определения Белгородского областного суда от 21 мая 2013 г. № 33-1707, Ленинградского областного суда от 20 декабря 2012 г. № 33-5627/2012, Саратовского областного суда от 18 июня 2013 г. № 33-3586, Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 марта 2013 г. № 33-428).